«Я наблюдал за происходящим и понимал, что не знаю этих людей». История о новом знакомстве со старыми родственниками

Егор четыре года обучался в зарубежном университете и все это время редко приезжал в Россию. Последний визит он осуществил в рождественские праздники, когда учился на третьем курсе. Получив, наконец, степень бакалавра по организационному менеджменту, он вернулся в Москву, где его радушно встретили родители и друзья.

Первые месяцы после приезда все было хорошо. Егор устроился на работу, ради которой он и вернулся в Россию, вечера проводил со старыми друзьями, а на выходных навещал бабушку в Подмосковье. Но постепенно Егор стал ощущать себя «чужим в родной стране». Всю осень он отгонял от себя эти мысли и убеждал себя в том, что это типичный период адаптации, который скоро завершится.

Однако, ожидания не оправдались, и зимой ощущение чуждости усугубилось. Егор списывал это на осеннюю хандру, проблемы со здоровьем, напряжённый командировочный график и другие обстоятельства, и продолжал ждать, когда проблема решится сама собой. Последней каплей его терпения стал традиционный новогодний банкет, который собрал в одном доме почти всех родственников.

— Я наблюдал за происходящим и понимал, что я не знаю этих людей. Совсем. Это были те же бабушки и дедушки, родные дяди и тети, их дети, мои братья и сестры. Все те, с кем я двадцать лет рос и развивался. — делился Егор. — Но за эти четыре года все настолько сильно изменились, что мне предстоит заново знакомиться со всеми. Я не уверен, что это мне нужно.

Егор обратился ко мне в апреле, в самом начале первого модуля моего обучения в МЭУК. За минувшие четыре месяца после Нового года он получил карьерное продвижение, стал чаще ездить в командировки в Санкт-Петербург и в результате решил вовсе остаться здесь. Но ощущение необходимости семьи и желание быть рядом, быть полезным и разделять все радости и невзгоды, усиливались вместе с тоской по дому.

— Я стал им совершенно чужим человеком. Или наоборот, — Егор пожимал плечами. — Мне бы хотелось поработать в этом направлении. Заново познакомиться со своей семьей и, возможно, найти в ней новое место. Я знаю, они во мне нуждаются, просто не подают виду, боятся лишний раз беспокоить.

— А в чем нуждаешься ты? — спросил я, пожав плечами в ответ. — Ты говорил, что привык жить один. Без обязательств и поддержки.

— Но это не значит, что я не тосковал. Эти полгода я спрашивал себя, хочу ли я быть частью новой семьи или просто скучаю по тем версиям родителей, которых оставил четыре года назад?

— Так, и каков ответ?

— Не знаю. Не уверен.

— А как ты понимаешь, что тосковал?

—  Ну как же? —  Егор нахмурился. — Мне постоянно снились наши с папой походы на рыбалку. В какой-то момент я поймал себя на том, что читаю те же книги, которые читал когда-то мой дядя; что слушаю ту же музыку, которая висит в плей-листе у моей сестры; что чаще стал готовить картофельную запеканку, которую так любит мама. Более того, последние два года обучения я стал регулярнее размышлять о том, как было, если бы я не уехал в Финляндию? Может, мне такая жизнь больше бы понравилась? Зато они были бы рядом.

— Ты говорил, что знаешь, что в тебе нуждаются. Любопытно, а как ты это чувствуешь?

Егор ответил не сразу:

— Это какое-то ментальное ощущение. Я не могу описать. Я просто это знаю. И знаю, что даже если нет каких-то реальных конкретных ситуаций, в которых я могу чем-то помочь, они нуждаются просто в том, чтобы я был рядом. И мне тоже важно быть рядом. Так я нахожу реализацию в своей семье.

Я кивнул и спустя пару секунд улыбнулся. Потому что понял, что сейчас пришло время задать мой любимый вопрос, который всегда открывает клиенту глубинное знание о самом себе и своих истинных ценностях:

— Егор, а кем ты становишься, когда находишь реализацию в своей семье?

— Настоящим человеком… — моментально ответил Егор.

— Настоящим человеком?

После моего повтора пвисло долгое молчание. Взгляд Егора устремился вверх. Его спина постепенно выпрямилась, а дыхание, как мне показалось, стало более глубоким и равномерным.

«Как же я обожаю это состояние! Как же я обожаю этот вопрос!» — подумал я, стараясь изо всех сил не смеяться.

***

Восемь недель я был компаньоном Егора на пути к новому знакомству с семьей. За это время в его ежедневнике все чаще стали появляться такие пункты как: ужин с отцом, поездка к сестре, поход в парк аттракционов с крестником, скайп-конференция с братом по продвижению его шахматных уроков и многое другое.

Егор нашел то, что искал – свое новое место в своей «старой новой семье». Сейчас он помогает троюродному брату с поступлением в университет, учит племянницу играть на гитаре и устанавливает новые теплицы для бабушки. Кроме того, что он теперь отдает значительную часть своего времени родственникам и получает искреннюю радость, он с удовольствием просит помощи для себя. Так, например, он берет уроки вождения у своего дяди, а не у инструктора, как планировал изначально, спрашивает советы у тети по созданию проекта интерьера его квартиры и не стесняется звонить по вечерам своим многочисленным кузенам, чтобы просто узнать их последние новости.

Для меня история Егора стала историей о возможности совмещения, казалось бы, несовместимых частей жизни – профессии, которая требует колоссальной отдачи, и большой семьи, которая делает тебя настоящим человеком.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *